Леонид Каганов. Стихи.

7 views
Skip to first unread message

Irina Gorunova

unread,
Mar 8, 2022, 2:01:02 AM3/8/22
to
Hello everybody.

Леонид Каганов. Стихи.

Ода радости к Басманному суду

Москва не Лондон, город в целом сраный: в метро воруют, а в подъездах ссут.
Зато здесь расположен суд Басманный - он самый, сука, справедливый суд! Пока он
с нами - нам все беды похуй! Пока он здесь - проблемы ерунда! Я дико счастлив
жить в одну эпоху с величием Басманного суда!

У них на лицах чистота и честность, над головами золотистый нимб! О славься,
славься, всей стране известный Басманный суд, и все, кто там над ним! Мне
хочется дарить присяжным розы, и гимны им слагать за просто так, когда объявлен
в федеральный розыск очередной зарвавшийся мудак! Cпасибо вам за ценные
подарки: дышать теперь свободней, воздух свеж: Евгений Александрович Чичваркин
с позором убегает за рубеж! Присяжным розы? Да чего там розы! Мы судьям ноги
целовать должны! Ведь столько лет Чичваркин был занозой под черным трудовым
ногтём страны! Он был коварный враг, а не бездельник, он вечно был на подлости
готов. Представить страшно, сколько, сука, денег он спиздил у таможни и ментов!
Он всю страну, всех нас позорил, сука! Мир не видал распущеннее сук: он выходил
в таких дырявых брюках, что нас говном считает весь Самсунг!

Он одевался так не для прикола, а выполнял коварный мерзкий план: чтоб Нокия,
ЭлЖи и Моторола не уважали бизнес россиян! Он день за днем нас покрывал
позором, нас опозорить так никто не мог: он тусовался с Летовым Егором, он
слушал в Ламборжини русский рок, он улыбался, сука, как не надо, он журналистам
излагал хуйню! Он был у нас в раю библейским гадом и подрывал устои на корню.
По праздникам он конкурентам главным хуи на батарейках рассылал. Он скромницам
московским православным раздеться за мобилку предлагал - прилюдно. А они и
рады, дуры! Но главное - ведь если посмотреть, в какую жопу он вогнал культуру,
придумав рифму к слову "Евросеть"! Мамай и Гитлер, Бонапарт и Сталин не нанесли
духовности вреда, а как пришел Чичваркин - люди стали произносить в рекламе
"хуй/пизда"! Подлец Чичваркин как-то выдал это - и всё, пиздец. Отныне и везде
духовность Блока, Пушкина и Фета пошла в каком-то смысле по пизде. Но хуй бы
там с духовностью России, на это наплевать и растереть... Но, боже, сколько
денег мы носили в палатки с желтой дверью "Евросеть"! Мы вычищали тумбочки,
копилки, и всё несли ему за годом год! Мы клали наши деньги на мобилки, а он,
упырь, жирел за наш-то счет!

Он покупал себе автомобили, водил жену и сына в кабаки... А мы... а мы носили и
носили ему свои рубли как мудаки! Мы б ничего подонку не сказали, когда б в
углу, под лестницей, в говне держал он просто точку на вокзале. А, блядь, не
Евросеть по всей стране! Живи как все, кури плетеный веник, делись с друзьями,
что тебя пасут. Чичваркину не нужно столько денег! - постановил на днях
Басманный суд. Басманный суд! Ты самый лучший в мире! Ты против всех, кто
служит Сатане! Айда мочить Чичваркиных в сортире, не нужно олигархов нам в
стране! Собрать их всех и на углях изжарить - они ведь столько денег нам
должны! Мы не позволим бизнесу кошмарить своим размахом жителей страны!
Басманный суд, ты мудрый и всесильный! И, кстати, вот еще вопрос ребром: пусть
пошлины введут на ввоз мобильных - поднимем наш российский мобилпром!


Где Малахов?

Мир пел и плакал на ветру, рыдал с размахом. Ушел из дома поутру, пропал
Малахов. Ушел из дома босиком смышленый парень. Опарыш в чашке с кипятком лежит
запарен. Остыла в баночке моча. Засохла брюква. Продюсер бегает, крича плохие
буквы. По телецентру слышен плач тоски и страха. Готовы к съемкам передач, но
где Малахов? Елена Проклова ревет в потеках туши. Кто мухоморов наберет, научит
кушать? Народ, леченье прекратив, в испуге замер. Слезами залит объектив у
телекамер. Беда нависла над страной - большая очень. Грустит очередной больной,
лечиться хочет. Уже готово все как есть, пора лечиться. Расчесана собачья
шерсть для поясницы. Для голодания лежит пустая миска. Быть может, скоро
прибежит? Быть может, близко? В болотах пьявки бьют хвостом по водной глади.
Быть может, где-то под кустом лежит Геннадий? Быть может, бродит меж осин -
устал, нахмурен? Стоит не выпит керосин. Банан не скурен. Не сунут в попу
огурец от геморроя. Ушел на дачу? Во дворец? Скорей второе.

Что нам какой-то Гиппократ и Авиценна? Малахов круче во сто крат! В нем все
бесценно! Таких блистательных харизм не сыщешь боле! Он нам снимал метеоризм,
шизу и боли! Он рассекал обычный лук на половинки и исцелял любой недуг - от
ВИЧ до свинки! Он так, чтоб понял и дурак, с телеэкрана легко лечил понос и
рак, запор и раны. Лечил типун на языке, мозоль и прикус. Лечило все в его руке
- и гвоздь, и фикус. Смиренным делался микроб и не заразным. Лечилось все: от
стертых стоп и до маразма. Ударом по башке ведром (пустым, конечно) он даже
Дауна синдром лечил успешно. Малахов отучал народ лежать в больницах. Он мазал
кетчупом живот, пупок - горчицей. Нас лечит взгляд его стальной, как на иконе,
он сам и доктор, и больной в одном флаконе. Втерев в суставы масло, квас и
простоквашу, он мог бы вылечить и вас, и матерь вашу. Он брал репей, и
зверобой, и хвост собачий. И костыли бросал слепой. Вставал незрячий. Он всех
лечил за полцены - кого угодно. И пенсионный фонд страны дышал вольготно. Он
бог, и гений, и герой, Джордано Бруно! Он Кашпировский, Грабовой, Чумак и
Джуна!

Он отпускал болезнь и грех, кормил нас хлебом. Он, исцелив с экрана всех,
вознесся в небо. Страна и стонет, и вопит: где наш Малахов? А вдруг украл его
шахид, слуга Аллаха? А вдруг украсть его велел бандит бен Ладен? Ведь он, мы
слышали, болел, дышал на ладан? А может старенький Фидель, давая дуба, призвал
его в свою постель, увез на Кубу? А может, что-то с ним стряслось? Несчастный
случай? В лесу напал безумный лось и еж колючий? А может, даже не в лесу, на
дальней даче он пальцем ковырял в носу, и вывих, значит? Он к пальцу применил
лопух, обмазал флорой, но палец все равно опух - не вызвать скорой, распухшим
пальцем не набрать известный номер, осталось только помирать, он взял и помер?

А может, съел не тех грибов? Говна и лука? А может, у него любовь? Тоска и
мука? Повис в петле среди осин взлетевшей птичкой? А может, выпил керосин да
чиркнул спичкой? А может, хвощ и чистотел втирая в плечи, он камни вывести
хотел, да вывел печень? А может, глубоко дыша отваром дуба, чихнул - и
вырвалась душа сквозь рот и зубы?
Рыдает пресса, всюду стон, болеют люди. Пропал Малахов! Где же он? Что с нами
будет? И лишь вахтер под сотню лет сидит смеется: он просто вышел в туалет,
сейчас вернется. Зачем истерика, трагизм, деза и враки? Он просто чистит
организм. Выводит шлаки.



Irina

Reply all
Reply to author
Forward
0 new messages