Сказка о пользе спиритических сенасов.

1 view
Skip to first unread message

Irina Gorunova

unread,
Sep 22, 2021, 2:01:03 AM9/22/21
to
Hello everybody.
Иван-царевич стоял перед зеркалом и застёгивал позолоченные пуговицы на
кафтане. Застегнув пуговицы, он лихо заломил шапку набекрень, подпоясался
кушаком и уж совсем было собрался уходить, как вдруг в сени зашёл серый волк.
-Ты куда это, Иван-царевич, собрался?
-Да на рыбалку.
-А к кому?
-К Василисе Микулишне.
<Так ей же, -волк замялся, - ей скоро пятьсот лет.>
Иван-царевич рассердился.
-Я так думаю, ты бы и сам, Александр Кудеярыч, пошёл, да тебя никто не зовёт.
Ты бы вместо того, чтобы поделдыкивать, лучше бы удочки купил.>
Иван-царевич вышел и громко хлопнул дверью.
Волк остался один. Чувствовал он себя неловко и одиноко. Ему даже захотелось
повыть на луну, но вместо того, чтобы выть, он стал думать о том, сколько в
жизни мистического...
< Вот ведь раньше и спиритические сеансы проводили, и духов вызывали, а сейчас
не верят в это, а зря. Духи всегда помогали людям, надо только верить и
обращаться к ним за поддержкой.>
Чтобы как-то себя развлечь, волк посмотрел электронную почту.
Интернет в тридевятом царстве появился недавно, и жители по старинке продолжали
писать письма на бересте или в лучшем случае, на бумаге, но некоторые уже
пытались осваивать новые горизонты. Первым купил компьютер лось, за ним ёж и
енот.
В яндекс.почте лежало два новых письма.
Одно письмо было от центра повышения общей квалификации с предложением пройти
очередные курсы почти бесплатно, всего то за 15 000 рублей, а второе от лося.
Лось сообщал в письме, что на полянке опять появился мальчик Дима. Мальчик Дима
на полянке больше не жил, но прилетал на драконе, собирал грибы, ягоды,
болотную ржавь и улетал. Из ягод осталась только клюква, но с каждым днём её
становилось всё меньше и лесные жители, привыкшие делать запасы на зиму,
жаловались и просили принять меры.
< Вот как раз повод обратиться к духам. Ведь не всё так просто в этом мире. Не
обязательно же лично встречаться, можно и дистанционно на ситуацию повлиять,> -
подумал серый волк.
Он потёр лапы и написал лосю: < Приходите завтра в 11 часов вечера. Пусть также
придёт ёж и енот. Мы будем проводить спиритический сеанс для изгнания мальчика
Димы из тридевятого царства. Возможно, духи помогут нам и вопрос решиться сам
собой.>
Весь следующий день волк ходил по комнатам дворца и волновался. Иван-царевич
ещё не вернулся с рыбалки и серый волк полностью погрузился в мысли о спиритах
прошлого. Он вспомнил Алестера Кроули, Артура Конан Дойла, Дмитрия Менделеева и
других спиритов, которым удалось убедиться в существовании духов и
взаимодействовать с ними.
К приходу гостей волк попросил Марфушу приготовить сладкие ватрушки и вареники
с поздникой. Первым на спиритический сеанс прибежал ёж.
Он очень замёрз, долго отогревался горячим чаем и хвалил вареники. Через
некоторое время прибыли лось и енот. Енот заворачивал и разворачивал какую-то
тряпочку, а лось вообще себя никак не проявлял.
<Это новый шарф у тебя, Евгений Борисович?> -спросил серый волк енота.
-Нет. Плед.
От ужина и лось, и енот отказались.
В горницу волк и енот внесли круглый стол, поставили его в центре комнаты и
расставили стулья на одинаковом расстоянии друг от друга.
Волк принёс книгу. Во всех комнатах дворца потушили свет. Перед тем, как
выключить свет, волк зажёг свечу и поставил её в подсвечник. Подсвечник
водрузили на самую середину стола. Ёж, лось и енот сели за стол.
Волк торжественно сказал : <Друзья мои, сейчас мы возьмёмся за руки.>
<За лапы и за копыта,> -шёпотом подсказал ёж.
-Это не имеет значения. Мы возьмёмся и спросим, что же нам делать. Возможно,
духи подскажут нам информацию аллегорическим путём. Обращаться будем к духам
леса. Информацию мы получим из книги путём произвольного открывания страницы.>
Все затаили дыхание.
Волк открыл страницу и прочитал вслух:
< Никита внимательно посмотрел Максиму на ноги.
- Чего это ты в сапогах ходишь? - спросил он. - Жарко ведь.
- В образ вхожу, - ответил Максим.
- В какой?
- Гаева. Мы "Вишневый сад" ставим.
- Ну и как, вошел?
- Почти. Только не все еще с кульминацией ясно. Я ее до конца пока не увидел.
- А что это? - спросил Никита.
- Ну, кульминация - это такая точка, которая высвечивает всю роль. Для
Гаева, например, это то место, когда он говорит, что ему службу в
банке нашли. В это время все вокруг стоят с тяпками в руках, а Гаев их
медленно оглядывает и говорит: "Буду в банке". И тут ему сзади на голову
надевают аквариум, и он роняет бамбуковый меч.
-Почему бамбуковый меч?
- Потому что он на бильярде играет, - пояснил Максим.
- А аквариум зачем? - спросил Никита.
- Ну как, - ответил Максим. - Постмодернизм. Де Кирико. Хочешь, сам приходи,
посмотри.
- Не, не пойду, - сказал Никита. - У вас в подвале сургучом воняет. А
постмодернизм я не люблю. Искусство советских вахтеров.
- Почему?
- А им на посту скучно было просто так сидеть. Вот они постмодернизм и
придумали. Ты в само слово вслушайся.
- Никита, - сказал Максим, - не базарь. Сам, что ли, вахтером не работал?
Слева между холмами мелькнуло море, но дорога сразу же повернула
вправо, и море исчезло. Впереди никого не было. Максим полез в карман,
вынул оттуда косяк и закурил.
- Ну, работал, - сказал Никита, принимая дымящуюся папиросу, - только я чужого
никогда не портил. А ты, даже когда в подвале этом еще не
прижился, уже был паразит. Вот я тебя картину просил на три корабля
обменять, помнишь?
- Какую? - фальшиво спросил Максим.
- А то не помнишь. "Смерть от подводного ружья в саду золотых масок", - ответил
Никита. - А ты что сделал? Вырезал в центре треугольник и
написал "хуй".
- Отец, - с холодным достоинством ответил Максим, - чего это ты пургу метешь,
а? Мы ведь это проехали давно. Я тогда был художник-концептуалист, а это был
хэппенинг.
Никита глубоко вдохнул дым и закашлялся.
- Говно ты, - сказал он, отдышавшись, - а не художник-концептуалист.
Ты просто ничего больше делать не умеешь, кроме как треугольники вырезать и
писать "хуй", вот всякие названия и придумываешь. И на "Вишневом саде" вы
тоже треугольник вырезали и "хуй" написали, а никакой это не спектакль. И
вообще, во всем этом постмодернизме ничего нет, кроме хуев и
треугольников.
- Художника-концептуалиста я в себе давно убил, - примирительно сказал
Максим.
- А я-то думаю, чего это у тебя изо рта так воняет?
Максим остановился и открыл было рот, но вспомнил, что хотел одолжить у
Никиты плана, и сдержался. Никита всегда так себя вел, когда чувствовал,
что у него скоро попросят травы.
- Ты, Никита, прямо как участковый стал, - мягко сказал Максим. - Тот тоже
жизнь объяснял. Ты, говорил, Максим, на производство идти не хочешь, вот
всякую ерунду и придумываешь.
- Правильно объяснял. Ты от этого участкового отличаешься только тем, что
когда он одевает сапоги, он не знает, что это эстетическое
высказывание.>
< Я считаю, - сказал волк, внимательно посмотрев на всех присутствующих после
прочтения отрывка, - что это характеристика. А вот что нам с ним делать?>
Волк опять открыл книгу и прочитал следующий фрагмент:
< <У тебя папиросы есть? - спросил Никита.
Максим кивнул и вынул из кармана пачку "Казбека".
- Задуй тогда сам, - сказал Никита, взял лупу и склонился над листом.
Максим присел на корточки возле газеты и распечатал папиросы. Черный
всадник на пачке тревожил его душу, и Максим, вынув несколько штук,
спрятал пачку назад в карман. Взяв папиросу, он повернул ее набитой частью в
сторону стенда и сильно дунул в мундштук. Табачная пробка вылетела из
бумажного цилиндра и с силой ударила в один из черных самолетов - прочитав
подпись, Максим понял, что попал в бомбардировщик Б-52 "Стратофортресс" с
подвешенной ракетой "Хаунд Дог".
- Цель уничтожена, - прошептал он, зажал папиросу в губах, наклонился над кучей
плана и стал засасывать его в гильзу.>
<Чем это всё закончится?> - спросил волк, и снова закрыл и открыл книгу.
<Берег моря образовывал длинную вогнутую дугу, и друзья полетели по прямой,
над морем. Сначала Арчибальд наслаждался полетом и искренне
досадовал на то, что уже столько лет добровольно лишает себя наслаждения,
доступного в любой момент, но когда усталость разогнала ударившую в голову
кровь, он посмотрел вниз и обомлел. Под его притиснутыми к брюшку лапками
("Господи, какие худые!" - подумал Арчибальд) и зажатой в них гитарой,
похожей на ракету "Хаунд дог" под брюхом бомбардировщика Б-52, расстилалось
море - оно было очень далеко, и волны на нем казались неподвижными. Берег
оказался на таком расстоянии, что Арчибальд понял - свались он сейчас вниз,
вплавь он до него не доберется. Ему стало страшно, и он поднял взгляд на
небо.
Артур с Арнольдом были в превосходном настроении и коротко
обменивались впечатлениями о погоде; про Арчибальда словно забыли. Они
отлетали все дальше от берега, и Арчибальд стал ощущать короткие приступы
паники. От страха он тратил массу лишних усилий, махая крыльями намного
быстрей, чем требовалось; сначала он подумал, что все-таки сумеет долететь до
заповедника, и уже почти успокоился, решив никогда больше не
ввязываться в такие приключения, как вдруг что-то сильно толкнуло его в лицо
и грудь.
Арчибальд зажмурился от рези в глазах, поднес к ним одну лапку и
протер их - вся лапка, когда он поглядел на нее, оказалась покрытой грубым
папиросным табаком. Табак запорошил ему глаза и рот, забился в волосы и в
большом количестве попал за шиворот, но задуматься, откуда он мог взяться
на такой высоте и в таких количествах, Арчибальд не успел, потому что
гитара неожиданно стала очень тяжелой, а в спине возникла настолько острая
боль, что стало ясно - еще полсотни метров, и крылья откажут.
- Ребята, - позвал он улетевших чуть вперед Артура с Арнольдом и, поняв,
что его не слышат, зажужжал во весь хоботок:
- Ребята!!
Те обернулись и сразу все поняли.
- До берега дотянешь? - торопливо подлетая, спросил Артур.
- Нет, - задыхаясь, ответил Арчибальд, - я сейчас упаду.
Перед его глазами все слилось в мутное бессмысленное пятно;
последним, что он различил, была крошечная белая лодочка прогулочного
катера на темно-синем фоне.
- Так, Арнольд, давай его... Садимся на авианосец. До палубы дотянешь?
Эти слова донеслись до Арчибальда из другого измерения - в его мире не
оставалось уже ни высоты, ни палубы, ни необходимости куда-нибудь
дотянуть.>
< Ну что ж, -сказал волк, - визуализацию ещё никто не отменял.>
И все присутствующие за столом представили, как мальчик Дима вместе с
красным драконом летит в тартарары.
< Я считаю, что всю необходимую информацию мы уже получили, сеанс можно
считать законченным,> - с этими словами волк встал из-за стола и включил свет.
-Будем ждать новостей. Духи нам помогут. А сейчас прошу всех оставаться
ночевать во дворце. Время позднее.
В течении нескольких последующих дней серый волк ждал вестей, но вестей не
было. Только Иван-царевич вернулся наконец с рыбалки, но волк не унывал. Он
знал, что визуализации на материальном уровне проявляется не сразу. И
визуализация состоялась. Однажды утром, за чаем, когда они пили рябиновую
настойку и ели самсу, Иван-царевич вдруг сказал: < А ты знаешь, Александр
Кудеярыч, я ведь сегодня прочитал в газете, что местные средства ПВО сбили
над полянкой красного дракона>.
<Вот оно, случилось, - серый волк даже прослезился.- Это ведь духи нам
помогли. У нас и средств ПВО-то никаких нет.>
После завтрака волк заказал в интернет-магазине плакат с изображением таблицы
Менделеева, чтобы отблагодарить духов и спиритов прошлого.
< Можно, я таблицу Менделеева в горнице повешу?> - спросил он Ивана-царевича.
< Я не против,> -ответил Иван-царевич.
Ему хотелось спать и было совершенно всё равно.
В это время ёж писал лосю электронное письмо: < Ты уж не говори
Ивану-царевичу и серому волку, что мы дракона из рогатки камнем сбили. Пусть
верит.>
Р.S. В тексте использована тематика письма Дмитрия Игнатова < Фидошный
мерч>, фрагменты романа Виктора Пелевина < Жизнь насекомых>, а также курсы
повышения квалификации по дополнительной профессиональной программе.



Irina

Reply all
Reply to author
Forward
0 new messages